Антология Абсурдизма

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: бредобред (список заголовков)
19:57 

Чему вовсе не быть, Так того не сгубить. А чего не сгубить, Тому нету конца на Земле.
Стид лежал возле высохшего фонтана в так называемой комнате с роялем. "Так называемой" - это потому что одна стена у этой комнаты отсутствовала, а рояль уже почти развалился. Хотя все-же из него можно было извлечь кое-какие звуки. Если переложить пьесу согласно его фальшивящим струнам.
Стид читал разрисованную витиеватыми узорами книгу, которую стащил из графской библиотеки. Это была одна из Легкомысленных Энциклопедий, на которые была мода лет пятьдесят назад. В ней говорилось о всяком разном, многое было не доказано. Например статья, которую читал Стид, местный шут: "..это был ганнибал, но никто об этом не знал, так как у него не было сородичей, он был единственным в своем роде...". Ну что это такое? Ведь то, что у него совсем не было сородичей невозможно доказать точно. А, следовательно, есть возможность, что кто-то видел, как он поедал сородича.
Струя ветра подсыпала сухих листьев в раскрытую книгу, не забыв пощекотать ими кончик носа Стида. Вздохнув, шут закрыл книгу и поднялся с пола. Он поправил колпак и пошел к речке.
Если подумать, то у них с графом было все: они могли писать стихи, никто не мешал им, за версту кроме них не было ни одного человечка. Пища сплавлялась по реке на плоту (это граф так умно придумал) из ближайшей деревеньки. Дубрава кишела зайцами и белками, которые живо плодились здесь, при двух-то только волках. Они могли писать музыку, благо по мановению ветра в головы легко заносились целые фразы музыкальных пьес. Зима здесь бывала совсем недолго, два раза в год по паре недель. В их распоряжении было кристально чистое озеро и пара действующих фонтанов. Замок был прекрасен по своему виду, и планировкой им подходил как нельзя лучше. Огромная библиотека была просто сокровищем... Они даже, при желании, могли говорить с теми, которые Разбирают Полеты.
Это просто сказка для каждого, уставшего от работы и суетливой толпы.
Но что же? Графу и Шуту было здесь скучно. Им почему-то не хотелось думать, размышлять о вечном. А ведь такая обстановка мне кажется очень подходящей для этих занятий...

@темы: Бредобред

20:52 

Depression is just a sarcastic state of mind

Проблемы стекались с самых разных уголков разума, ведь мы сами всегда их выдумываем, ведь ничего вокруг нас нет, лишь горстка несущественных признаков счастья, которого мы пожелали увидеть, и мириады внешних раздражителей, которые материализует наш страх. Мой друг, Эго, не позволяет разрушать маленький тихий мирок, возведенный на геометрически-точно распланированном скептицизме и вечно сонливой, замкнутой на себе совести. Обещания рая и угрозы адом нас уже не спасут - слишком сильны пагубные привычки нашей тени. Они пропитали её существование едким, серым дымом, слились с ней в сумасшедшем, сжигающем всё внутри танце. А важные, довольные собой стрелки всё так же бегут по своей круглой тарелке, воображая себя властителями мира, но даже если ты разделяешь день и ночь, это еще не значит, что ты сможешь выбраться из сумрака.
Мы можем кричать, но вряд ли кто-то услышит, можем жаловаться и искать 13 лучших способов кровоточить, но, в конце концов, врачи всегда успевают приехать. В своих белых, режущих глаз халатах, они ворвутся в твою жизнь и доведут её до законной кульминации, тогда уже будет бесполезно сопротивляться. С того самого момента, галлюцинации возьмут над тобой верх, будут важно размахивать руками, как будто что-то понимают, и нагло смеяться нам в лицо, пытаясь не разрушить спокойный, как поверхность вечернего озера, фасад. Скрутят душу в смирительную рубашку, забинтуют раны молчанием, накормят разум успокоительным и запретят морально-сомнительные эксперименты над телом, проведение которых дало рождение нашему характеру.
Заглянем еще дальше: скрюченное, зеленое тельце будет сдерживать бурлящее в нём раздражение, маниакальное навязчивое помешательство, занимающее все время и все пространство. Будет не хватать тепла, ну ничего - нам обещали много его, главное дойти до самого края конца света, а там уж будет всё равно, во тьме ничего не имеет значения. Белизна костей больше не будет впечатлять отблеском серебра, мышцы, уставшие за все эти годы, наконец-то отдохнут, позволяя нам опустится на самое дно грязно-коричневого пруда в первом кругу нашего shopping-тура. Здесь каждый ищет что-то свое, и почти никогда не находит, но мы то с тобой знаем, что души никому не нужны - они ничего не стоят и валяются на каждом шагу. куда не пойдешь - обязательно наткнешься на какую-нибудь заскорузлую душонку, еще и с претензиями на величие, а какое может быть величие под землей?

-Ты когда-нибудь думала, что луна – это всего лишь лужица мочи на темном паркете звездного неба? -Спросил меня Наполеон, делая смачную, жадную затяжку самокруткой.
-Наверное, так и есть. – После некоторой паузы ответила я. – Слушай, а тебе это не надоедает? Века идут за веками, а ты все еще живешь. Пролетят миллионы лет, бесчисленные столетия будут проходить и сменяться все новыми и новыми столетиями, но ты никогда не перестанешь существовать. – Я давно хотела это спросить, но розовая вата в ушах Императора всё время меня смущала. Зачем говорить, если тебя всё равно никто не услышит? А потом другие, приходящие на время, чтобы немного потерзать сердце, ткнут в твою грудь пальчиком и скажут: «Сумасшедший».
-У меня есть секрет. – Наполеон хитро прищурил глазки и заглянул в мою душу, пытаясь найти там шпиона. – Но не думаю, что ты достойна услышать эту великую тайну. – Вот так всегда: мой чванливый собеседник уже какой раз прикрывается величием и успехом у дам легкого поведения, преимущественно – голубых кровей. Но я привыкла и уже совсем не обижаюсь. На умалишенных нельзя обижаться: они не соображают, что говорят.
-Как хочешь. – Я равнодушно пожимаю плечами и достаю из замызганного кармана щепотку табака. – Еще по одной? – Голос ровный, ничем не выдающий того, что меня недавно обидели.
Его Величество кивает и откидывается на спинку плетенного стула. Маленькие глазки беспрестанно следят за моими отточенными движениями рук и языка, хотя поза и выражение лица собеседника не выдает факт даже малейшего интереса.
-Знаешь, - Вдруг начал он необычно тихим для себя голосом. – А я, пожалуй, расскажу тебе.
Кто бы мог подумать, что вторая самокрутка за вечер убедит упрямого императора расколоться? Тем не менее, даже бровью не веду. Возможно, мне на самом деле не интересно, но пусть говорит, так даже лучшее – мне перенапрягать слабые легкие не хочется, а у него язык не плохо подвешен.
-Валяй. – Говорю я, протягивая Наполеону палочку с ядом.
-Я могу открывать двери, на которых написано «милости просим». – Загадочно начал он.
-Большое дело. – Буркнула я. И впрямь: такие двери ведь всегда открыты, стоит только протянуть руку – и ты уже там, где тебя не ждут. Нас нигде не ждут, все просто строят из себя добрых людей, чтобы, после смерти, представить красивый отчет начальству.
-Нет ты не поняла. На тех дверях весят замки. Они повсюду, и в то же время – их нигде нету. Я случайно наткнулся на одну такую, когда собирался в ад. С тех пор так и гуляю – туда и обратно, потому что, как ты и сказала, вечная жизнь – это тоже скучно.
Я ровным счетом ничего не поняла из всей этой его ерунды, но решила не спрашивать у сумасшедшего смысл его слов – ведь он бы бросился в объяснения с головой, а табак уже и так подходил к концу.
-Ты что опять ведешь к тому, что тебя выбрал Бог? – Недоверчиво спросила я, зная про его манию величия.
-Не говори так, как будто это плохо. Я очень люблю его за такой подарок, как вечная жизнь.
-Ну да, ты просто восхитителен в своей любви, впрочем, точно так же, как и он восхитителен в своем равнодушии. – Воистину, депрессия – довольно саркастическое состояние разума.
-Не начиная только, а! – Простонал он, нервно махнув рукой, отчего мелкие соринки серого пепла полетели на пол, медленно опускаясь на вздутый от сырости линолеум, по пути теряя последние частицы тепла. «Вот и мы так же падаем, - Подумала я. – Медленно догорая, ощущая себя бикфордовым шнурочком, а на проверку – всего лишь пепел». – Кто-то же придумал наш мир, кто-то подвел нас ко всему, что мы умеем и вообще…
-Не помогает. – Прошептала я, но он меня услышал. Наверное, это к лучшему: ему тоже вредно перевозбуждаться.
-Что, прости?
-Не помогает, говорю, лекарство это. – Пробурчала я и тоже откинулась на спинку стула. – Знаешь, учёные и врачи уже давно создали теорию возникновения мира и появления в нем таких вот самых обычных людишек, как мы с тобой, и богу нет в ней места. Люди теперь сами могут спасать друг друга от смерти, вправлять перекосившиеся мозги и даже убивать тех, кто еще не родился. – Увидев его грустное лицо, я начала волноваться. Всё-таки, товарищ Бонапарт был очень эмоциональным человеком. - Выпей таблеточку, а то врач будет ругаться. – Протянув ему стакан и маленькую, белую пилюльку, я снова посмотрела на ночное небо: сегодня оно было невероятно темным. Видимо, осенний марафон грузных серых тучек уже начался.
Наполеон осушил стакан одним махом и, как мне показалось, немного успокоился.
-Нет. – Тихо сказал он. – Люди всего лишь разгадывают кем-то придуманные загадки, а спасение жизней или убийство невинных – просто побочный эффект.
-Вся наша жизнь – побочный эффект. – Тяжело вздыхаю. В чём-то старик прав, но я слишком упряма, чтобы признать это. – В Бога, по-моему, стоит верить только потому, что эта самая вера обеспечивает нам уверенность в том, что нас всё время кто-то ждет. Ведь когда тебя не ждут – это так грустно, и кажется, что совсем некуда идти.
-Бросай курить. – Вдруг сказал он. – Это вредно для здоровья.
-Да, с завтрашнего дня. – Шепчу я, убеждая то ли его, то ли себя. – Но ведь я больше не приду сюда, если брошу.
-Тебя ждут в другом месте, а я переживу, я же бессмертен.
Поднимаюсь со стула, а жаль – сидушка только нагрелась. Дорога до двери кажется мне ужасно долгой, но вот наконец и ручка. Не буду прощаться: к чему любезности – если больше не увидимся? Шаг через порог – самый трудный. Закрываю дверь.

@темы: Бредобред

20:47 

Чему вовсе не быть, Так того не сгубить. А чего не сгубить, Тому нету конца на Земле.

Пишу вам, госпожа, уж простите, из форточки. Так получилось, что именно сейчас,

в небе пишут новости. Вот вздумали писать их именно в тот час, когда я должен писать вам.

Глаз мой, считывая коды, снова позеленел. Как бы за ведьмака не приняли,

пока он будет синеть обратно. Я ведь повязку еще не дошил. Руки впорядке, спасибо, что беспокоитесь.

Час назад подстегнули меня. Так что завтра я не напишу вам. Простите, госпожа, за боль, которую я вам этим причиню.

Мы говорили сегодня с Графом. Оказалось, что до вашего приезда еще очень долго и, к тому же, к тому

времени меня могут выслать. Я стараюсь не думать об этом и жду вамшего визита к нам, дорогая.

Граф, конечно, смеется на мои глаза. Но я-то верю, что вы едете ко мне.

Клавесин, который вы так жаждете увидеть, сегодня играл со мной в "настроение". Знаю, вы не любите, когда я так пишу, но ведь так и есть.

Он играл с моими ржавыми пальцами до самого восхода в сентиментальное настроение.

Мы у серой реки. Да, я вам про нее иногда рассказывал. Вы увидите ее, если приедете.. Нет, что говорю! Вы конечно приедете и обязательно увидите.

Увидите все, что представляли себе. Надеюсь, вам понравится.

Вы говорили, что я смешной, и что это хорошо. Я никогда не пойму этого. Вы ведь умнее меня.. но мне бы хотелось. Понять. Понять вас.

Ну вот и все, госпожа, больше вроде писать нечего. Хотя нет.

Еще меня часто занимает мысль, зачем вы так переживаете из-за меня? Я не осмеливаюсь думать, что вы надо мной так шутите. Тогда почему?

Мне, видно, вас никогда не понять.

Отпускаю к вам свою руку с посланием. И как всегда жду ответной записки.

Я очень буду скучать по вам завтра в библиотеке. А если задержусь, то буду тосковать вдвойне.


@темы: Бредобред

18:33 

Чему вовсе не быть, Так того не сгубить. А чего не сгубить, Тому нету конца на Земле.
- Профессор, я принес вам отбивные! Только что с печки..
- А, Роджер! Заходи, заходи, - Профессор заинтересованно принюхался. - Да, должно быть вкусно. Впрочем, ты не можешь приготовить не вкусно!
Мясник с превосходными кулинарными способностями зарделся от смущения.
- Как там в деревне? Как семья поживает? - спрашивал Профессор в перерывах между разжевыванием отбивных.
- Все хорошо, дочь недавно понесла, - мясник зарделся еще больше. - Бабка говорит, что мальчик будет.
- О, поздравляю!..Это надо будет отметить. Ну а деревенские что?
- Да ничего. Скоро озимку сеить будем. А на счет вас... В общем, сторонятся они разговоров о вас, Профессор.
- Да.. А, ну ладно. Бог с ними, правда?
Профессор поблагодарил мясника за еду и, встав из-за стола, медленно прошелся по заваленной никчемным железом комнате.
- Ну а у вас что нового? - помявшись, спросил мясник.
- У меня? Да вот, изобрел штучку. Только тебе знать не обязательно. Все равно ведь не поймешь. - Профессор виновато улыбнулся, будто это из-за него мясник не разбирается в сложной технике. - Думаю испытать, только вот на это испытание много времени нужно, - тут Профессор заговорил с расстановками, нахмурился. - И не спрашивай сколько, сам точно не знаю. Ну ты все равно приходи через неделю. Если не открою, значит еще не закончил.
Мясник послушно кивнул. "Через неделю? - думал он. - Больно этот эксперимент сложный, наверное. Ну да это ничего. Зато наш Профессор может прославится."
- Ну ты иди, иди. Там жена, наверное, бепокоится. - поторопил Профессор, усаживаясь в железное кресло.
Дверь за мясником осторожно прикрылась. Профессор обреченно вздохнул, пожал плечами и надел ободок.
Помутнело в глазах.
Черчилль родился.
..
Невнятные образы напуганными бабочками вспорхнули и унеслись в прошлое, оставив перед глазами одну лишь темноту.
Профессор продрог до костей. А Черчилль умер.
- Уфф.. - тяжко вздохнул он, приоткрывая глаза и отлепляя жутко потежелевшую руку от подлокотника.
- Профессор?
Оклик возымел должное действие, Профессор встрепенулся и, поморгав, сосредоточил внимание на человеке, позвавшем его.
- Ты кто такой?
- Я.. Я из деревни. Мясник. Меня зовут Сид.
- Сид?.. Хм.
Профессор с минуту пытался осознать,что же так его насторожило в этой фразе. Мясник терпеливо ждал.
- Но в деревне же был только один мясник - мой старый Роджер! - все еще сонно воскликнул Профессор.
Сид удивленно и радостно улыбнулся, будто встретив старого друга.
- Вы знали моего деда?

@темы: Бредобред

21:31 

Музыка Ночи

BlackMagdalin
Finding beauty in the dissonance
Мертвая луна дарила нам свои последние лучи. Даже звезды, спрятавшись за ночными облаками, затихли, приглушили свой свет, боясь, что их постигнет та же участь - участь старого светила, слишком мудрого для того, чтобы спастись от одиночества, слишком гордого - чтобы просить о помощи. А в пепельнице точно так же погибала сигарета. Сопротивляясь напору твоих пальцев и холодному мрамору дна, она еще пыталась сохранить последнее тепло, последний огонь, вкус последнего прикосновения твоих губ к фильтру. Наверное это больно и противно - умирать, не оставив и следа, ни мысли, ни пореза на сердце.
В холле, где стоит антикварный рояль, кто-то играет лунную сонату. Божественная мелодия разливается по всему дому миллиардом маленьких нот и скрипичных ключей, проникая в самые потаённые уголки поместья и нашей души; заставляя половицы старинной лестницы и петли тяжелых дубовых дверей скрипеть ей в унисон; оживляя цветущие вишнёвые деревья в саду и пробуждая маленьких гномов под волшебным папоротником.
Как жаль, что наши сердца живут во мраке, там, где гармония струн и молоточков не властна над ходом планет. Ведь они не услышат последний лунный свет, не увидят фальшь запыхавшегося рояля и так и будут вечно бродить вдоль замкнутого круга: вверх по лестнице отчуждения, вниз по тропе любви.
С этой суете ночи снова поблескивает мелодия тишины, наполняя вены свинцовыми каплями. Даже птицы забыли о своей партии в этом представлении, и только свет их стеклянных глаз напоминает о том, что сейчас не осень. Молчаливые, они всматриваются в силуэты наших крыльев. Я иду к тебе. Заглуши барабаны сердца и дай подушечкам пальцев указывать ритм.

***


Дробный стук в висках ознаменует начало новой зари.Мелодия прозрачным светом ляжет на подушку и зацепит милый локон. Симфония вдохов. Симфония выдохов. Симфония душ.

@музыка: Strangers in the night

@темы: Бредобред

16:54 

Полное отсутствие чувства юмора и 48 хромосом в придачу

главная